Андрей Мамаев

4/02/2019

Член союза театральных деятелей России, награжден нагрудным знаком Министерства культуры «За высокие достижения».

Андрей Мамаев

Сегодня, для того чтобы стать художником по свету, надо не только быть на «ты» с электротехникой, но и иметь художественный вкус и выверенное чувство света, а еще нужно знать физику, оптику, режиссуру и сценографию. Как видите, требований много, а потому художник по свету у нас – редкий специалист.

В «мастерской» этого художника нет красок, палитры и мольберта, зато много кнопок, прожекторов и светофильтров. Поэтому для полноценного творческого процесса здесь важно не только наличие художественного вкуса, но и отличное знание светового оборудования. Первое знакомство с профессией театрального осветителя и художника по свету для Андрея Мамаева состоялось в 1980 году, и с тех пор он понял, что представить свою жизнь без работы в театре уже не сможет. Чаще всего художники по свету – это такие «самородки», люди, которые пришли работать в театр, полюбили театр, стали пробовать себя в чём-то большем, у них это стало получаться, и, в конце концов, их работа оказалась по-настоящему нужной и востребованной. Так было и с ним.

«Для меня театр всегда меняется, как и человек. За много лет работы в театре я наблюдал очень интересные процессы трансформации зрителя и самого театра. Время определяет положение вещей. Все что происходит в театре со зрителем после окончания спектакля, удивительно. Энергия света, музыки, актерских и зрительских эмоций, собранная во время спектакля, растворяется в аплодисментах и происходит необъяснимое очищение, высвобождение от иллюзий»

Самое главное техника безопасности

Это было в 1980 году. Мы с товарищем в поисках работы рассматривали все возможные варианты, одним из которых была работа в должности монтировщиков в Новомосковском театре. Перспектива гастролей по России, а театр в эти годы много гастролировал, была заманчивой. Что такое монтаж и демонтаж сценических декораций, объяснять не надо, да и обучаться этой не сложной профессии не надо. И мы ринулись в «бой». Но через три месяца, когда мой товарищ от «непосильного» труда, не дождавшись гастролей, сбежал из театра, директор Николай Николаевич Доспехов сразу предложил мне другую работу в должности осветителя. Десяти классов образования было достаточно по тем временам «Самое главное техника безопасности, а остальное придет с опытом, и заруби себе на носу - пальцы в розетку не засовывай» - пошутил директор и представил меня художнику по свету Александру Паршенкову, который увлек меня этой профессией. Я интересовался техническими вопросами, как это работает, как взаимодействует, как светить, куда светить, чем светить и зачем светить, и для чего нужны те или иные приборы. А со временем стал обращать внимание на художественную часть, изучая специальную литературу. В моем случае получилось самообразование, в которое входило так же изучение света и тени в живописи Рембранта, Куинжи, Лорана и многих других великих художников. И конечно личное знакомство, и общение с художниками Александром Голофеевым и Владимиром Сапрыкиным расширило мое восприятие и понимание света, как источника энергии. Первым режиссером, с которым мне предстояло работать, был Дмитрий Иосифович Рудник. Он объяснил мне, что задача художника по свету заключается не в том, чтобы просто осветить сцену. Как у актёра есть своя особая смысловая линия, которую он ведёт через весь спектакль, так и у художника по свету есть подобная возможность самовыражения. И не важно, будет ли это ровный яркий белый свет, или глубокий полумрак, или всего одна свеча, оставленная на столе. На сцене можно рисовать разные «картины», создавать атмосферу зимнего холодного вечера, летнего знойного дня, сказочного волшебного леса или просто как-то особенно подчеркнуть характер актёра, его эмоциональность – и всё это с помощью света.

Белый шикарный свет

А вы знаете, что если в три прожектора поставить светофильтры красного, зеленого и синего цвета, то пересечение всех трёх лучей даст нам белый шикарный свет? Об этом я узнал очень давно, и помогла мне в этом разобраться Ляля Черная - артистка театра «Ромэн», танцовщица, исполнительница цыганских песен и романсов. Тогда наш театр занимал часть помещений в ДК строителей, и мне приходилось «светить» различные мероприятия, концерты приезжих знаменитостей. «Я выхожу в пушке, а после этого ты включаешь на меня белый шикарный свет» - обратилась ко мне Ляля Черная. Я попытался объяснить, что у меня нет белого шикарного света, но она еще раз повторила свою просьбу слово в слово. И когда в третий раз прозвучало «Я выхожу в пушке, а после этого ты включаешь на меня белый шикарный свет», до меня дошло, что такое шикарный белый свет. В первую очередь это не только пересечение красного, зеленого и синего цвета, но и умение услышать и правильно понять, чего хочет артист. А именно - отношение, соучастие с тем, что происходит на сцене. Это было открытием в последующих работах. Скрупулезность, неординарность и тщательность подхода к световому решению московской художницы Елены Сенатовой в спектакле «Жемчужина черная, жемчужина белая» запомнились мне, как яркий пример полного слияния, с тем, что происходит на сцене.

О творчестве, сложностях профессии и внештатных ситуациях

По сути работы и по тому, как я ощущаю себя, я — художник по свету. В феврале этого года исполнится 40 лет моему трудовому стажу в театре. На самом деле это очень кропотливая работа, но, безусловно, творческая. Когда замысел будущего спектакля обсуждается с режиссёром и художником-постановщиком, когда на основе этого я рисую в голове свою «световую» картинку, подбираю оборудование, придумываю свет и цветовую гамму, неосознанно погружаюсь в творческий процесс, который держит до самой премьеры. И не смотря на сложности - отсутствие выносных софитов, передвижных ферм для внутреннего освещения сцены, автоматического управления световой техникой и много другого, я понимаю, ради чего пришёл сюда. И даже когда хочется сделать что-то особенное, а возможности для этого нет, всегда можно «выкрутиться», и сделать то, что нужно, какими-то другими способами. Профессиональный осветитель всегда сможет оперативно решить любую проблему, даже если откажет световой пульт во время спектакля. На самом деле это всё мелочи. Главное, это понимание что, нельзя выбрать театр ,как место работы, что театр –это призвание ,что это дело твоей жизни и спектакли, в создании которых ты участвуешь, будут радовать зрителей на протяжении многих лет.

Это интересно

Профессия осветителя появилась в шекспировскую эпоху. Специальные слуги следили за тем, чтобы свечи не коптили и не гасли по ходу спектакля. В Древней Греции спектакли игрались под открытым небом, а солнце решало все в области сценического освещения. Если по ходу действия требовалось изобразить пламя, под сценой разводили костры, а при наступлении ночи актеры освещали сцену факелами. Когда театр в эпоху Возрождения перебрался в закрытые помещения, в качестве источников света начали использовать свечи: сальные и восковые. В театрах, в целях экономии, чаще использовались сальные свечи, которые ужасно чадили и спектакли представляли собой смесь удовольствия и мучения. Зрители зачастую плакали и совсем не из-за игры актеров. Да и с люстр нередко капало расплавленное сало, обжигая зрителей, и нанося существенный урон одежде.

Татьяна Орловская

Афиша

  • Сезон закрыт
    Сезон закрыт

Новости